Красный террор в Крыму. Часть II: Террор 1920–1921 годов

Красный террор в Крыму. Часть II: Террор 1920–1921 годов

  • 02.08.2013 14:42

Комплекс карательных мер, проводившихся на территории Крымского полуострова в 1917–1921 годах, в периоды становления и господства Советской власти, вошел в историю под названием «Красный террор». Террор 1920–1921 гг. был самым массовым и унес около 150 тысяч человеческих жизней. 

После заключения перемирия с Польшей на польском фронте советское правительство смогло произвести перегруппировку своих армий и сосредоточиться на уничтожении Русской армии Врангеля, закрепившейся в Крыму. К 17 ноября 1920 года армия Врангеля покинула полуостров, все крымские города были под властью большевиков.

Врываясь в крымские города, наступающие части Красной армии, «босой, грязный сброд», прежде всего, набрасывались на местных жителей и захваченных в плен военнослужащих Русской армии и отбирали их одежду, оставляя своим жертвам лишь нижнее белье, да и то не всегда.

Занятие городов красными сопровождалось повальным разграблением винных складов, что приводило к усилению общего уровня насилия. Красные командиры были вынуждены намеренно уничтожать содержимое складов, выливая вино из бочек, чтобы скорее прекратить пьянство и восстановить хоть какой-нибудь порядок.

Оставленные на излечении в госпиталях и больницах раненые врангелевцы находились под защитой Международного Красного Креста, что не помешало победителям устроить над ними массовую расправу. Убийства раненых происходили в Симферополе, Алупке, Ялте и Феодосии. Медицинский персонал, пытавшийся помешать убийцам, уничтожали наравне с пациентами.

6 декабря 1920 года В. И. Ленин, выступая на совещании актива московских большевиков, заявил: «Сейчас в Крыму 300 000 буржуазии. Это источник будущей спекуляции, шпионства, всякой помощи капиталистам. Но мы их не боимся. Мы говорим, что возьмем их, распределим, подчиним, переварим».

Для организации массового «переваривания классовых врагов», оставшихся в Крыму после эвакуации, центральная власть направила в Крым Р. С. Землячку, Бела Куна и одного из руководителей советского государства Г. Л. Пятакова, осуществлявшего общий надзор над карательной акцией. Эта «тройка» возглавила организацию и проведение в Крыму красного террора невиданного прежде масштаба.

Всего с ноября 1920-го по март 1921 года из центральных советских и большевистских ведомств в Крым на руководящую работу прибыло 1 360 человек. Масштабы, которые принял террор в Крыму, породили волну протестов местного населения и даже местных советских и большевистских работников.

Карательным органам в Крыму была поставлена задача тотального уничтожения в кратчайшие сроки целых социальных групп населения: упрощение процедуры документального оформления применения репрессий. Приговор оформлялся не на каждого отдельного обвиняемого или на небольшие группы в 10–20 человек (что применялось и раньше), а сразу на 100–200, а то и на 300 человек по одному делу. В списке указывались только фамилия, имя, отчество жертвы, год рождения, социальное происхождение и имущественное положение, воинское звание или должность. Списочные расстрелы явились исполнением инструкции В. И. Ленина органам следствия производить расследования «без идиотской волокиты».  

Ялта стала последним городом Крыма, куда вошла Красная армия. По приказу № 4 в Ялте зарегистрировалось около 7 тысяч офицеров. По данным, основанным на советских источниках, в Ялте было казнено около 5 тысяч человек. Расположение в Ялте и округе большего количество лазаретов и санаториев с ранеными и выздоравливавшими солдатами и офицерами Русской армии обусловило то, что значительная доля казненных в Ялте пришлась на медицинских работников госпиталей, работников Красного Креста, больных и раненых. Это стало одной из самых черных страниц крымского красного террора.

 

Сворачивание политики террора

Проведение массового террора вызвало возмущение у ряда местных руководящих советских работников уже в декабре 1920 года, и они попытались умерить пыл московских посланцев. В частности, 14 декабря 1920 года Ю. П. Гавен писал: «Т. Бела Кун, один из тех работников, который нуждается в сдерживающем центре… Здесь он превратился в гения массового террора». В январе 1921 года Б. Кун и Р. С. Землячка были отозваны, но назначенные на их должности другие московские представители продолжили политику красного террора, пусть и с некоторыми послаблениями.

Большевик М. Х. Султан-Галиев внес важный вклад в остановку красного террора в Крыму. В марте 1921 года, желая удалить национального лидера казанских татар из Москвы на время проведения X съезда РКП(б), чтобы помешать ему встретиться с другими лидерами мусульманских регионов Советской России, прибывавшими на съезд, он был послан в Крым для налаживания большевистской и национальной работы. Проведя полтора месяца в Крыму, Султан-Галиев смог разобраться в обстановке и подготовить правдивый доклад «О положении в Крыму», в котором, в частности, писал:

«Первой и очень крупной ошибкой в этом отношении явилось слишком широкое применение в Крыму красного террора. По отзывам самих крымских работников, число расстрелянных врангелевских офицеров достигает во всем Крыму от 20 до 25 тысяч. Указывают, что в одном лишь Симферополе расстреляно до 12 000. Народная молва превозносит эту цифру для всего Крыма до 70 000…

Почти нет семейства, где бы кто-нибудь не пострадал от этих расстрелов: у того расстрелян отец, у этого брат, у третьего сын и т. д. Но что особенно обращает на себя в этих расстрелах, так это то, что расстрелы проводились не в одиночку, а целыми партиями, по нескольку десятков человек вместе.

Такой бесшабашный и жестокий террор оставил неизгладимо тяжелую реакцию в сознании крымского населения. У всех чувствуется какой-то сильный, чисто животный страх перед советскими работниками, какое-то недоверие и глубоко скрытая злоба…».

Доклад Султан-Галиева имел в Москве эффект разорвавшейся бомбы. Особенностью доклада было то, что в нарушение негласной партийной этики были названы конкретные факты и фамилии. В мае 1921 года сразу же после доклада в Крым была направлена специальная комиссия, которая согласилась с выводами Султан-Галиева. Член этой комиссии, посланец наркомата по делам национальностей З. Булушев 12 мая 1921 года писал из Крыма Сталину: «…Вся крымская власть – назначенцы, ничего общего не имеющие с местным населением… Крестьяне видят в советской власти еще большего эксплуататора, чем царизм».

Чрезмерность проводимого в Крыму террора признавали и иные лидеры большевиков, в частности, Феликс Дзержинский признавал: «Видите ли, тут была сделана очень крупная ошибка. Крым был основным гнездом белогвардейщины. И чтобы разорить это гнездо, мы послали туда товарищей с совершенно исключительными полномочиями. Но мы никак не могли думать, что они так используют эти полномочия». Дзержинский считал главным виновником произошедшего Белу Куна.

Постепенно угасая, режим красного террора на территории Крыма просуществовал до ноября 1921 года.

 

Оценки общего числа жертв

Точное число жертв учету не поддается. Историки оценивают количество жертв в 120–150 тысяч человек. По официальным советским данным, только в 1920–1921 годах в Симферополе было расстреляно около 20 тысяч человек, в Севастополе – около 12 тысяч, Феодосии – около 8 тысяч, в Керчи – около 8 тысяч, в Ялте – 5 тысяч, всего в Крыму – до 52 тысяч человек. По оценкам Максимилиана Волошина, террор 1920–1921 годов пережил только один из трех крымских интеллигентов.

Вслед за террором в Крым пришел голод. Он продолжался с осени 1921 года, то затихая, то вспыхивая с новой силой, до весны 1923 года. За это время в Крыму от голода умерло около 100 000 человек, или 15 % от общего крымского населения 1921 года.

 

В коллективном труде французских историков «Черная книга коммунизма» красный террор в Крыму назван «…самыми массовыми убийствами за все время гражданской войны»

 

Террор

Собирались на работу ночью. Читали

Донесенья, справки, дела.

Торопливо подписывали приговоры.

Зевали. Пили вино.

С утра раздавали солдатам водку.

Вечером при свече

Выкликали по спискам мужчин, женщин.

Сгоняли на темный двор.

Снимали с них обувь, белье, платье.

Связывали в тюки.

Грузили на подводу. Увозили.

Делили кольца, часы.

Ночью гнали разутых, голых

По оледенелым камням,

Под северо-восточным ветром

За город в пустыри.

Загоняли прикладами на край обрыва.

Освещали ручным фонарем.

Полминуты работали пулеметы.

Доканчивали штыком.

Еще недобитых валили в яму.

Торопливо засыпали землей.

А потом с широкою русскою песней

Возвращались в город домой.

А к рассвету пробирались к тем же оврагам

Жены, матери, псы.

Разрывали землю. Грызлись за кости.

Целовали милую плоть.

Максимилиан Волошин

21 апреля 1921 года

Симферополь

 

Крымский календарь:

 

26 июля 1921 –  прибывшей из Москвы комиссией СНК и ВЦИК РСФСП было принято решение в целях сохранения картинной галереи освободить дом Айвазовского в Феодосии от посторонних жильцов и учреждений, и использовать его только как здание художественного музея. 01 августа Художественный музей был открыт для посетителей.

 

27 июля 1925первая публикация сатирического очерка Михаила Булгакова «Путешествие по Крыму». Автор с удовольствием рассказывает о холодном ключе, океане зелени, скалах. Этот путь необходимо проходить, а не объезжать «в шарфах и автомобилях». Также в очерке – сборник отрицательных сторон курорта в Коктебеле.

 

28 июля 1015 – внезапно заболел и скончался в загородной резиденции Берестове киевский князь Владимир Святославович. В 988-м он выбрал христианство в качестве государственной религии Киевской Руси. В крещении получил христианское имя Василий. Известен также как Владимир Креститель и Владимир Красное Солнышко.

 

29 июля 1817 – священник армянской церкви города Феодосии сделал запись о том, что у Геворга Айвазовского и его жены Рипсиме родился «Ованес, сын Геворга Айвазяна». На свет появился будущий профессор живописи и лучший русский маринист, Айвазовский Иван Константинович. Большую часть жизни провел в Крыму, похоронен в Феодосии.

31 июля 1914 – в Симферополе впервые появился городской электрический транспорт. В этот день состоялось торжественное открытие трамвайного движения. Первая линия связала центр города с Железнодорожным вокзалом. К октябрю 1914 г. в городе работало уже 3 маршрута. В 1970 году в трамвайное движение в городе было закрыто.

01 августа 1984 – состоялось официальное открытие Дома-музея Волошина в Коктебеле в бывшем доме русского поэта и художника. Ежегодно в середине августа в Доме-музее проводится праздник «День рождения Макса Волошина», на который собираются друзья музея и почитатели творчества Максимилиана Волошина из стран СНГ и со всего мира.

 

Юрий Уманский