«У меня никогда не было мысли уехать из Крыма»

«У меня никогда не было мысли уехать из Крыма»

  • 11.09.2012 15:09

Народный депутат Украины, один из лидеров крымской организации ВО «Батькивщина» Сергей Велижанский не из тех политиков, кто всеми силами старается попасть в телевизор или на страницы газеты. Но нашей газете все-таки удалось с ним встретиться, Сергей Константинович рассказал о том, почему он стал парламентарием, о своей любви к охоте и о формировании крымской элиты.

Цель политики – изменения страны к лучшему

Сергей Константинович, Вы известный в Крыму бизнесмен. Что Вас потянуло в политику?
– Если честно, я даже знаю, кто я в большей степени – бизнесмен или политик, потому что занимался параллельно и тем и другим. Понимаете, первое не может исключить второе.
Не все хорошо в нашей стране, хочется, чтобы государство иначе относилось к своим гражданам, хочется изменить политическое и экономическое устройство в стране. Вот этим я и занимаюсь, придя в политику. Я всю жизнь этим занимаюсь, всегда был оппозиционером, ведь мне хочется строить государство, справедливо относящееся к своим гражданам.
И так получилось, что, занявшись политикой, полностью в нее ушел. Знаете, если какое-либо дело получается, то оно тебя затягивает. Если удается добиться каких-то верных решений и результатов, то это дает положительные импульсы для движения вперед, в выбранном тобою направлении.

Но в Украине мы видим пока отрицательный результат, когда люди совмещают бизнес и политику.
– Это категорически отрицательная тенденция. Но в стране бытует понятие: если ты сегодня не придешь в политику, она завтра придет к тебе. Любой человек, достигший в бизнесе определенных высот, пытается их защитить. Один из способов отстаивания бизнеса (хотел бы уточнить, не в моем случае, так как профессионально заниматься политикой начал раньше, чем вести предпринимательскую деятельность) – приход в политику. Но это неправильно, и не имеет правового подхода! К сожалению, в государстве такие правила игры: если не имеешь политических рычагов влияния, то всегда найдутся желающие отнять, откусить кусок бизнеса у тебя. И будь ты хоть трижды прав, не имея долгов перед бюджетом и претензий со стороны налоговых органов.
Политикой надо заниматься ради политики, ради того, чтобы хоть что-то изменить в лучшую сторону в стране! Справедливая власть, либеральная экономика без бюрократических препонов, свободное развитие личности. Вот настоящая цель политики.

Можно ли ограничить слияние бизнеса и политики?
– Конечно, это можно и нужно сделать. В странах с развитой демократией такая задача решена. Если там избирается президент, то его финансирует не какой-то клан, а все избиратели. У них не будут равнодушно смотреть, как кого-либо из кандидатов в президенты финансируют серьезные бизнес-структуры. Такое просто невозможно, так как законодательно ограничена сумма одного взноса на избирательный счет. Тем более, граждане тех стран за годы развития демократии стали чрезвычайно законопослушными – им на ум не приходит мысль, что можно как-то обмануть государство. Очень жесткая система, все за всеми наблюдают, у них принято сообщать о правонарушении в органы власти – это моральный долг.
Надеюсь, и мы когда-нибудь придем к такой системе государственно-правовых отношений.

У нас законопослушных граждан называют «стукачами».
– К сожалению, это «традиция» советских, сталинских времен, когда неизвестно за что сажали в тюрьмы, неизвестно за что расстреливали. Держали народ в страхе и повиновении. Да, было принято ходить в правоохранительные органы и доносить на соседей, независимо от того, нарушали они закон или нет. Термины «стукач» и «стукачество» – сталинского периода. Надеюсь, мы забудем о них и тех страшных годах. Конечно, быть «стукачом» нехорошо, но лучше быть законопослушным гражданином и добиваться того же от окружающих тебя людей.

«С оппонентами находим общий язык. В кулуарах»

Вам комфортнее в бизнесе или в политике?
– Я себя комфортно чувствую и в бизнесе, но мне нравится заниматься и политикой – это возможность влиять на те или иные процессы в государстве. Бизнес – это средства к существованию, если я его не буду вести, то не смогу обеспечивать семью. Я давно не занимаю никакие государственные должности.

Вы работали и вице-премьером Крыма и возглавляли Департамент Министерства обороны Украины, сейчас – народный депутат. Где интереснее?
– Мне интересно работать народным депутатом, потому что эта деятельность – в первую очередь, законотворчество, возможность вписать в закон пожелания людей, возможность изменить те или иные повседневные неурядицы законодательно. Интересно заниматься совершенствованием законодательства. Очень тяжелая и сложная работа: чтобы провести закон, нужно тысячу нюансов учесть, отработать его полностью, посидеть над каждой буквой. Иначе, если не учтешь какую-нибудь мелочь, то весь закон работать не будет.

Работа-то интересная, но опасная: в парламенте часто дерутся, блокируют трибуну.
– Что поделать? Горячие головы, отсутствие политической культуры. К сожалению, оппоненты Объединенной оппозиции  специально завели в Верховную Раду крепких, мускулистых ребят с «прошлым», которое было популярно в 90-е годы. Это неправильно.
Парламент – это говорильня, риторика. Нужно уметь доказывать словом, дискуссией, а не кулачными боями. Увы, когда большинство не слышит меньшинство, остается один способ обратить на себя внимание – заблокировать трибуну. И такое происходит не только в зале заседаний, но и в обычной жизни: когда человеку не хватает слов, он берется за камень и палку, и начинает ими орудовать.

У Вас есть идеал парламентаризма?
– Парламентаризм в Украине должен быть более толерантным: меньшинство и большинство, оппозиция и правящая партия должны прислушиваться друг к другу. Ну, не может такого быть, когда те, кто у власти – всегда правы, они пишут только хорошие законы, а те, кто в меньшинстве – делают все неверно. Есть законы очень нужные стране, независимо от того, кто сегодня находится у власти.
Парламентаризм в Украине должен быть более чувствительным, восприимчив к полезным законотворческим инициативам.
Парламент в Украине должен быть абсолютно независимым. В настоящее время Верховная Рада управляется из Администрации Президента – и мы это прекрасно видим. Поднялась рука Михаила Чечетова – большинство голосует «за», нет его отмашки – голосуют «против». Такого не должно быть, каждый должен голосовать по своему разумению.

Но Вы-то находите со своими оппонентами общий язык, общаетесь в кулуарах?
– Конечно, по многим вопросам находим с оппонентами общий язык. Они же не лютые звери. К сожалению, так сложилась ситуация, что регионалы зависимы от решений, которые принимаются в Администрации Президента. Они же в кулуарах говорят: «Да мы все понимаем, вы правы, тут можно было бы поддержать. Но мы не можем этого сделать, нам дана такая команда». Среди регионалов достаточно умных и порядочных людей, думающих о своей стране, а есть и те, кто только и думает, где какой кусок урвать.

«Люблю походить по болоту»

Сергей Константинович, Вы и политикой занимаетесь, и бизнес вели. А кем Вы в детстве мечтали стать?
– Наверное, не было у меня детской мечты. Я не помню, чтобы мне сильно хотелось кем-то стать. Хотя многим было интересно заниматься. В молодости – интересно в техническом вузе, Севастопольском приборостроительном институте. После вуза – работать на судостроительном заводе, и у меня здорово получалось. На заводе же я стремительно сделал прекрасную карьеру, достиг неплохих успехов.

Коллеги-политики называют Вас заядлым охотником.
– Да. И в этом ничего нет плохого. Охота – хорошая возможность побыть на природе, пообщаться с друзьями, сбросить с себя накопившуюся психологическую усталость, прийти домой, ног не чуя под собой. Тем более у мужчины в генах заложена любовь к охоте, обязанность быть добытчиком. Это зов наших далеких предков. У меня много разных трофеев, даже не знаю, какой из них можно выделить.

Где больше всего любите охотиться?
– На болоте. Даже если не удается пострелять, мне просто доставляет удовольствие побродить по болоту. Там можно поохотиться на уток, гусей. В Крыму огромное количество болот, к примеру, все Присивашье, так называемый «утиный вокзал». Когда осенний или весенний перелет, то там скапливается много птиц. Есть на что посмотреть и поохотиться.

Кстати, говоря о ваших коллегах, дружба в политике бывает?
– Бывает. Политики же не какие-то инопланетяне. Обычные люди, которые в силу стечения определенных обстоятельств избрали такую профессию. Ведь могут же работники завода дружить? Так и политики, даже с противоположными политическими взглядами. Представители различных партий семьи создают, в этом ничего экстраординарного нет.

Если бы у Вас была возможность, что бы изменили в своей жизни?
– Мне кажется, нет необходимости что-либо менять в жизни. Я все время занят каким-то полезным делом. Ничего не надо менять.

Никогда не хотели уехать из Крыма?
– Жизнь дается человеку только один раз, и прожить ее надо в Крыму. Конечно, можно работать в столице, где несоизмеримо больше возможностей карьерного роста. Но жить лучше в Крыму. У меня было сто возможностей навсегда переехать в Киев, но никогда мысли не было принять такие предложения.
Я делал и делаю все, чтобы Крым не превращался в сточную канаву. Но, к сожалению, сейчас по-другому сформированы органы власти, здесь правят наместники из Донецка, которым полуостров безразличен, им все равно, что тут будет через год. Они не собираются всю оставшуюся жизнь провести в Крыму. Они поруководят – и уедут, как многие из них уже сделали.
В Крыму должна быть сформирована своя элита, из которой можно будет выбрать мэров, найти чиновников для правительства. Не надо их сюда завозить! Здесь живут люди, которые не глупее тех, кто из Донецкой области.