Жизнь и смерть Леонида Малыка

Жизнь и смерть Леонида Малыка

  • 03.12.2012 14:23

В состоянии нервного срыва в минувшее воскресенье покончил с собой председатель поссовета Малого Маяка. Милиция не возбудила уголовное дела по этому факту, а прокуратура считает, что ничего криминального не было. Хотя многие в Крыму и Украине уверены: погибшего чиновника «довели» постоянными проверками, допросами действовавшие по чьему-то заказу правоохранители.

Прокуратура: «смешали прокуроров, землю, мафию»
«Симферополь. 25 ноября 2012 года, 12.00 пришло сообщение от Центра экстренной скорой помощи о том, что с третьего этажа неврологического отделения Республиканской клинической больницы им. Семашко мужчина 1955 г. р. выкинулся из окна. Предварительная версия – суицид. Обстоятельства происшествия устанавливаются. Ведется следствие», – таким коротким сообщением ГУ МЧС в АРК дало новость о том, как умер голова поселка  Малый Маяк Леонид Малык.
Главк МВД в Крыму об этом в своей сводке не упомянул, там не готовы сказать, было ли возбуждено по данному факту уголовное дело.
В пресс-службе Прокуратуры автономии сообщили: «По факту самоубийства головы Маломаякского сельсовета (Большая Алушта) начато досудебное следствие. Руководство им осуществляется прокуратурой Киевского района Симферополя. Допрошены врачи, родственники погибшего. Выясняются обстоятельства, вследствие которых у него случилось психическое расстройство». Глава надзорного ведомства Вячеслав Павлов заявил журналистам: новых данных не появится, поскольку до последних минут жизни рядом с Малыком находились его сестра и брат, и если бы было что-то подозрительное, то он с ними бы поделился.
«Чего только ни придумывали, все смешали – и прокуроров, и землю, и мафию. Человек с 10 ноября – под наблюдением врачей и в присутствии близких. Давайте объективно подходить к этим моментам», – попросил прессу Вячеслав Павлов.

От Малыка требовали покинуть пост
В мае 2012 года прокуратура задержала маломаякского мэра Леонида Малыка и его предшественника Рубена Киселева по подозрению в превышении служебных полномочий при распределении земли в поселке. Вначале им избрали мерой пресечения подписку о невыезде, в августе надзорное ведомство через решение местного совета отстранило Леонида Игнатьевича от занимаемой должности. Через два месяца депутаты вернули ему власть, ведь досудебное расследование было завершено. Уголовное дело было направлено в Центральный райсуд Симферополя.
Но уже 15 ноября стало известно: голова поссовета проходит лечение в городской больнице Алушты. Через день неизвестные силой вывезли его в Республиканскую психиатрическую больницу № 5 (село Строгановка Симферопольского района). Еще через сутки чиновника, уже добровольно, переводят в Республиканскую больницу имени Семашко в неврологическое отделение, где мужчина находился до самоубийства.
Нам удалось поговорить с очевидцем тех событий. «16 ноября мы приехали в Строгановку, чтобы по просьбе экс-Уполномоченного Верховной Рады Украины по правам человека Нины Карпачевой спасти Леонида Игнатьевича от издевательств, он где-то раздобыл телефон и позвонил ей, так как его мобилку сразу отобрали. По словам Малыка, накануне в Алуштинской больнице его скрутили какие-то мужчины, затолкали в машину с логотипом известной на полуострове строительной компании и увезли в психушку. Ночью ему кололи какие-то препараты, Малыка держали семеро человек из медперсонала. 16 ноября он позвонил Карпачевой, она связалась с одним из народных депутатов и попросила помочь Леониду Игнатьевичу. Ведь его хотели принудительно перевести в неврологическое отделение больницы имени Семашко. Но после нашего появления доктора пошли на попятную: выписали справку, что Малык не нуждается в госпитализации, и прописали два простых лекарства – от бессонницы и от нервного переживания. Врачи рекомендовали пройти оздоровительный курс в неврологии. Перед нами стоял жутко напуганный человек, его речь и понимание ситуации были очень заторможены», – рассказал наш собеседник.
По его словам, по пути в Симферополь Леонид Малык начал говорить, что его никто не похищал. Но уже в больнице имени Семашко сообщил: ему кто-то звонит и требует замять шумиху и покинуть свой пост в Малом Маяке. В клинике его оставили в отделении неврологии на третьем этаже в двухместной палате, где мэр был один. Чиновник попросил своих знакомых привезти ему книги. С ним попеременно «дежурили» брат и сестра, которые «не углядели», как он пошел в туалет – и сделал шаг из окна.

Павлов не хочет глубоко копать?
Но чем больше начинаешь разбираться в происшествии, тем больше возникает вопросов. Во-первых, сообщение о суициде в милицию и спасателям поступило только в полдень, но прыжок из окна совершен, по данным медработников отделения неврологии, около 11 часов утра. Почему так поздно оповестили правоохранителей, что происходило в этот промежуток времени? Якобы на месте проводились неотложные меры по реанимации Малыка…
Во-вторых, третий этаж отделения – не так высоко над землей, вряд ли, упав с такой высоты, человек умирает. Но, как говорят, можно разбиться и с высоты собственного роста – так обычно происходит с задержанными в милиции.
В-третьих, проводилась ли полная и объективная судебно-медицинская экспертиза тела покойного? «Если это сделали, то медики могли выявить в организме Малыка сильнодействующие лекарства, повлиявшие на осознание совершение им поступков. Точнее, его разум мог быть затуманен. Насколько я знаю, причиной смерти указаны «травмы не совместимые с жизнью», – поделился с нами один из работников КРУ «Бюро судебно-медицинской экспертизы».
В-четвертых, почему прокурор АРК Вячеслав Павлов рассматривает случившееся просто как «самоубийство», а не «доведение до самоубийства»? При втором же варианте надо рыть землю и найти виновников трагедии, возможно, этого кто-то избегает, а в надзорном ведомстве ему помогают уйти от ответственности.

«Власть довела до самоубийства»
Между тем, единого мнения среди политиков о причине самоубийства Леонида Малыка нет. К примеру, городской голова Алушты Станислав Колот вспомнил: в последние три недели с мэром Малого Маяка он не общался лично, разве что по телефону – именно в тот период, когда председатель поссовета лечился в местной больнице.
«С ним в пятницу, накануне смерти, общался один наш депутат, после трагедии рассказавший: Малык сказал ему, что тот поздно уже приехал. Видимо, он давно все решил… С чем связан его поступок? С возбужденными против него уголовными делами? Я не прокурор, не судья – и не видел никаких документов, хотя Леонид Игнатьевич постоянно с собой носил папку с бумагами. Понимаете, у нас здесь все с нарушениями. Знаю, что вопрос был в каких-то неустановленных границах населенных пунктов, утвержденных еще его предшественником (Рубеном Киселевым, – ред.). Теперь после уточнения границ оказалось, что их должен был утверждать и согласовывать Совет министров Крыма. Сейчас прокуратура ведет проверку. Знаете, Леонид Малык был очень порядочным, ответственным человеком, о нем такая формула: «жить для людей, а не за счет людей». Его все люди очень уважали, потому что в поселке за два года он очень много сделал для Малого Маяка», – отметил Станислав Колот.
Народный депутат Геннадий Москаль подчеркнул, что в трагедии с Малыком следует говорить о доведении до самоубийства, а не суициде. И к преступлению причастны – представители крымской власти (кто именно – парламентарий не уточнил, – ред.), вымогавшие у Леонида Игнатьевича деньги за прекращение уголовных дел по незаконному распоряжению землей.
«Правоохранители действовали по заказу власти, путем шантажа и угроз о привлечении Малыка к уголовной ответственности довели его до самоубийства. Прокурор АРК Вячеслав Павлов не хочет рассматривать версию о доведении до самоубийства, поскольку не хочет признавать собственные ошибки. В дальнейшем можно переквалифицировать самоубийство в дело о доведении до самоубийства. Слава богу, архивы у нас не горят, а нынешняя власть не вечная», – заявил нардеп.

«Дело чести для правоохранителей – объективное следствие»
Бывшему Уполномоченному Верховной Рады Украины по правам человека Нине Карпачевой, которая помогла пролить свет на помещение Малыка в психушку, удалось выяснить: «Вечером 15 ноября Леонида обманным путем доставили в Строгановку, изъяли мобильник, деньги – это подтвердит его родная сестра Ольга, поместили в палату, скрутили, надели смирительную рубашку и всю ночь кололи неизвестные препараты. К нему были применены методы репрессивной медицины, но их используют только по решению суда. В середине октября я видела Малыка на открытии памятника Надежде Сусловой в Алуште, он был в абсолютно нормальном состоянии, правда, сказал, что на него продолжается прессинг, длится уголовное преследование. Он говорил: «Я все равно борюсь и докажу, что никаких противоправных действий не совершал. Если мне и вынесут обвинительный приговор, то я буду добиваться оправдания».
Уже в ноябре, находясь в Строгановской больнице, Леонид Игнатьевич позвонил Карпачевой, мэр буквально кричал и просил помощи: «Спасите мою жизнь! Я вас умоляю, поднимите на ноги всех, кого только можно». Под Симферополь его вывезли под предлогом «покататься и заехать на консультацию», о чем не знали хорошо знавшие мужчину главврач Алуштинской больницы Иван Новицкий и городской голова Станислав Колот, но пообещали после звонка Нины Карпачевой разобраться в инциденте.
«Дело чести для правоохранителей объективно провести следствие. Доказательство доведения до самоубийства – одна из самых сложных категорий уголовных дел. Признаки доведения существуют, Малыка поставили в условия, когда ему нужно было выбирать между честью и бесчестьем. Он чувствовал себя, как птица в клетке! Думаю, объективное следствие никто проводить не собирается. Но кому была выгодна смерть Леонида, мы увидим, прежде всего, после досрочных выборов поселкового головы Малого Маяка, после проверки всех решений поселкового совета, после проверки экс-мэра поселка Рубена Киселева, общавшегося полтора часа с Малыком в пятницу, за два дня до суицида, после того, как установим, кто звонил находившемуся в больнице Малыку – и требовал снизить арендную ставку на землю для одного высокопоставленного чиновника, но получил отказ», – подытожила Нина Карпачева.
Никита Ста