Золотое дерево любви

Золотое дерево любви

  • 03.09.2013 08:38

Вы могли раз двадцать видеть «Лес» Шишкина, или «Московский дворик» Поленова, или «Золотую осень» Левитана... Но вышитая картина воспринимается душой иначе, образы с полотен великих живописцев, воссозданные талантливой мастерицей, вызывают праздничный восторг! Автор этих работ – Ирина Левандовская. Приходите 6 сентября  в Крымский этнографический музей наахаться, налюбоваться картинами, вышитыми художественно-рисовальной гладью. 

Ожившая кроха

Родилась Иринка в Бабий день – 21 января, есть такой болгарский праздник. Все село поздравляет в этот день повитух. Маме же пришлось рожать без акушерки. Родила, а девочка молчит, потрогали – она не дышит. Мертвая, значит. Положили в тазик. Мама после родов совсем обессилила. А через время заходит ее сестра, спрашивает, мол, как вся прошло. Ей сообщили печальное известие, а она возьми да и подойди к тазику, погладила малютку и давай ее быстро кутать.

– Она же живая! – кричит.

.

Ганчо, Тодора и потомки

История знает несколько переселений болгар, спасавшихся в дальних краях от турецкого ига. Так пращуры Ирины – Ганчо и Тодора Ужаковы попали в XVIII веке в Бессарабию.

А вот ее отец, Василий, родился уже в Бразилии. Его родители, наслушавшись обещаний заморских вербовщиков, отправились сюда в 1926 году. Тогда в Бразилию уехали десятки тысяч болгар, немцев, русских… Дед Георгий тяжко трудился на кофейных плантациях неподалеку от Сан-Пауло,  бабушка Ирина занималась воспитанием детей, но заболела малярией. Хворь жутко изматывала, с нею пришла вселенская тоска по родине. Обещания вербовщиков большей частью оказались лживыми, и в 1930 году семья вернулась в Тараклию – болгарское село в Бессарабии.  А родственники Ужаковых до сих пор живут в Бразилии.

 

Стройка и председатель

В Тараклии  и сегодня в идеальном порядке содержится их правильный болгарский дом.

– Болгары строят особенные дома, просторные, с верандой во все здание, – рассказывает Ирина Левандовская. – Строительство дома – событие народное. Приходит помогать вся деревня. Раньше у нас строили из самана – перемешивали солому и глину. В Симферополе тоже, кстати, сохранилось немало саманных строений.

Дедушка Ирины был в этой деревушке человеком самым образованным, после заграничных мытарств он знал несколько языков. А кроме того, отличался твердым характером и крепкой крестьянской закваской, потому и выдвинули его в председатели колхоза.

 

Великая честь

Ирина Васильевна почти закончила книгу об истории своей семьи и людях значимых и простых, чьи судьбы так или иначе коснулись ее родового дерева. Пишет она и о русском генерале Иване Инзове, которого в 1818 году назначили председателем попечительного комитета, занимавшегося устройством иностранных колонистов Южной России.

– Иван Никитич так сердечно заботился о болгарах Бессарабии. Наш прапрапрапрадед лично встречался с Инзовым, – с большой гордостью говорит мастерица. – Когда поселенцы решили строить церковь, он как староста Кантемирского уезда ездил к попечителю просить помощи, и тот, конечно, ее оказал. Генерал основал для переселившихся болгар город Болград, который теперь относится к Одесской области. Один раз в месяц дед сажал нас, внуков на телегу и вез в одну из болградских церквей.  По дороге он рассказывал об Инзове и плакал. Вот что такое народное любовь!

Умер Иван Никитич Инзов в Одессе в 1845 году. Но благодарные болгарские колонисты добились того, чтобы останки их благодетеля позволили похоронить в Болграде. Они несли гроб с телом генерала на руках, это около 230 километров! А от ворот кладбища до усыпальницы люди с гробом передвигались на коленях.

 

Любимые гости

Отец Ирины Васильевны и сегодня живет в Тараклии. Не так давно он отпраздновал 85-летие, но по-прежнему бодр и страшно трудолюбив. Хозяйство держит большое: 64 сотки винограда, 62 улья, овцы, свиньи, коровы. А петухи у него просто красавцы – перья на лапах мохнатые, будто шаровары надели.

– Летом мы с сестрой и братьями приезжаем к папе в гости, – продолжает рассказ о своей семье Ирина Васильевна, – В честь этого события отец режет кабанчика или двух баранов, открывает столитровую бочку вина. Каждое утро идем на могилку к маме, а потом беремся за работу. Мужчины дрова заготавливают, мы красим, белим, готовим еду. На семейном совете постановили: пока мы живы, дом так и останется местом наших встреч, а уж потом пусть дети им распоряжаются.

Главная повариха на этом семейном сборе – Ирина. Она угощает родню всевозможными блюдами национальной кухни. Зрителям крымских телеканалов наша героиня знакома как знатная болгарская кулинарка, ее частенько показывают в разных программах.

 

Маленькая рукодельница

Все должно сойтись в судьбе каким-то невероятным образом, чтобы произошло нечто значимое. Уже в семь лет Иринка ткала рушники и шерстяные одеяла, а в двенадцать – расшивала крестиком салфетки и платочки. Болгарская девушка должна быть большой рукодельницей. В Тараклии это правило стараются соблюдать и сегодня. Разве могла она тогда подумать, что через много лет и в далеком Крыму откроется ее выставка.

 

Крымский сюжет

Ирина рано покинула родительское гнездо, вышла замуж и переехала в Симферополь.

По специальности она товаровед. Только дело имеет не с одеждой и продуктами питания, а с металлическими деталями, трубами и т. д.

А рукодельничала наша героиня всегда, шила себе и сыну Валере обновки.

Вышиванием же увлеклась четверть века назад. Ходила на курсы при троллейбусном парке, вела их большая умница Наталья Ивановна Шульженко. Теперь Левандовская сама проводит мастер-классы по вышивке в этнографическом музее и основала школу художественно-рисовальной глади при Обществе  болгар Крыма. Эта техника требует большой усидчивости. Кропотливая работа, но на выходе чрезвычайно благодарная, картины всем глаза восторгом зажигают.

 

«Наркомания»

Мастерица вышивает одну работу целый год, а иногда и два. Чтобы достичь определенного цвета, она делает тонюсенькими, как волоски, нитками разноцветные стежки, бывает до шести слоев, но каждый должен проглядывать. У Ирины Васильевны есть свои ноу-хау она придумала, к примеру, как по-новому объемно и очень фактурно вышивать песок и рококошки делает своим  эксклюзивным способом… Иногда может «похулиганить», внести в картину какой-то свой элемент – например, вышить колодец, которого в оригинале никогда не было, или сделать эдакий коллаж. Скажем, верх ее работы взят с фотографии настенного календаря, а нижняя часть – травушка и тропинка – от великого пейзажиста. Как говорит муж мастерицы, Шишкин не обидится.

Порой весь день нужно потратить, чтобы появился на картине сантиметровый фрагмент. А за работой она сидит иногда до 18 часов в сутки!

– Такая у меня «наркомания», – отшучивается вышивальщица. – Но я вам открою секрет: без моего супруга, художника Виктора Ткаченко, этих картин не существовало бы. Он переносит сюжеты на ткань, прорисовывает и консультирует меня в подборе тонов. Так что выставка в этнографическом музее будет совместной.

 

Уроки любви

Но Виктор Федорович представит и свои личные работы. Это инкрустация деревом по дереву  –  интарсия. А еще точнее, Ткаченко работает в технике маркетри – шпоном по шпону, это чисто русское, необычайно теплое искусство.

Их внучка Альвиночка уже три года вышивает роскошный подсолнух. Начала, когда была еще четырехлетней крохой, теперь же с большим желанием ходит на бабушкины занятия  в болгарский центр. Вышивка Альвины тоже будет на выставке.

…Некогда болгарская девушка или парень помышлять не могли о выборе суженого или суженой другой национальности. Родители не дали согласия на такой союз. Теперь в этой семье и русские, и украинцы, и крымская татарочка есть – Эльвира, мама Альвины.

Мастерица посвятила своей внучке несколько работ, которые мы тоже увидим на выставке. Выполнены они в традициях крымскотатарской вышивки. Золотом по бордовому бархату  изобразила она стилизованное родовое дерево.

…Ирина Васильевна подарила много семейных болгарских реликвий этнографическому музею, оставив дома только самые дорогие сердцу вещицы. Бывает, достанет из шкафа домотканый платок своей бабушки – и закружат ее драгоценные тараклийские воспоминания. Ах, какие же красивые воспоминания приготовила она своим внукам! Ее талантливые вышивки – сказочные впечатления их крымского детства.

Маргарита Никифорова